как сделать чтоб собака не унюхала еду в чемодане

В книгу вошли воспоминания великой французской певицы, актрисы Эдит Пиаф, ее друга, режиссера Марселя Блистэна, и ее сводной сестры Симоны Берто. Мемуары Пиаф – это лишенный ложной стыдливости эмоциональный рассказ о любви, разочарованиях, триумфальных взлетах, об одиночестве и счастье, о возлюбленных и о друзьях, ставших благодаря ей знаменитыми артистами: о Шарле Азнавуре, Иве Монтане, Эдди Константине и др.

Воспоминания Марселя Блистэна и сводной сестры Эдит Пиаф – это взволнованный, увлекательный рассказ о величайшей певице.

Смерть дочери, безумие, наркотическая зависимость и неизлечимая болезнь – жизнь Эдит Пиаф, самой трогательной и искренней певицы ХХ века, порой напоминает сценарий драматического фильма.

Отчего бы мне не начать эти воспоминания – а я намерена вести их по прихотливому велению памяти – с того самого дня, когда судьба взяла меня за руку, чтобы сделать певицей, которой я, видимо, должна была стать?

Это случилось за несколько лет до войны, на улице, прилегающей к площади Этуаль, на самой обычной улочке под названием Труайон. В те времена я пела где придется. Аккомпанировала мне подруга, обходившая затем наших слушателей в надежде на вознаграждение.

В тот день – хмурый октябрьский полдень 1935 года – мы работали на углу улицы Труайон и авеню Мак-Магона. Бледная, непричесанная, с голыми икрами, в длинном, до лодыжек, раздувающемся пальто с продранными рукавами, я пела куплеты Жана Ленуара:

Пока подруга обходила «почтенное общество», я увидела, что ко мне направился какой-то господин, похожий на знатного вельможу. Я обратила на него внимание еще во время пения. Он слушал внимательно, но нахмурив брови.

Он был отлично выбрит, хорошо одет, очень мил, но все это не производило на меня никакого впечатления. Как истинно парижская девчонка, я реагировала на все быстро, за словом в карман не лезла и поэтому

Источник

Почему я вижу во сне то, о чём никогда не могла даже слышать? И кажется, эти сны вместе со мной видят ещё несколько человек. Потому что они знают обо мне то, о чём я никогда не упоминала наяву.

В одном из снов четыре парня, с которыми я хожу с некоторых пор в одну школу, проводят мрачный ритуал, призывая демона. Удивительно, но они верят в него не только во сне! Ведь он исполняет их самые сокровенные желания… наяву.

Почему эти сны начали видеться именно мне? Существует ли демон ночи на самом деле или он — просто выдумка? Как связаны события, случающиеся со мной в реальной жизни, с тем, что происходит во сне? Я очень хочу разгадать все эти загадки…

Собака старательно обнюхивала мой чемодан. Для профессиональной ищейки она была уж слишком пушистой, наверное, метис ховаварта. Только я хотела почесать её за ушком, как ищейка обнажила зубы и угрожающе гавкнула. Затем она уселась и стала яростно тыкать носом в крышку моего чемодана. Таможенник, казалось, был удивлён не меньше, чем я. Он поглядел сначала на собаку, затем на меня после опять перевёл взгляд на собаку и снова на меня, и лишь после этого, протянув руку к чемодану, пробормотал:

Отлично, ничего не скажешь. И получаса не прошло с того момента, как я ступила на британскую землю, и вот — меня уже подозревают в контрабанде наркотиков. Настоящие контрабандисты, если таковые были в очереди следом за мной, наверняка веселились сейчас от всей души. Ведь благодаря мне они могли теперь вполне безнаказанно провозить свои швейцарские часы и элитные наркотики. Ну какой таможенник в здравом уме будет вызывать на дополнительную проверку пятнадцатилетнюю девчонку со светлыми собранными в пучок волосами? Нет чтобы как следует осмотреть сумки, например, у вон того нервного типа с перекошенным лицом! Или у этого подозрительно бледного парня с всклокоченными волосами, который в самолёте захрапел раньше,

Источник

Книга: Почему и нет?

Это книга о попаданце Сергее Горском, волею судьбы заброшенного в 1810 год на территорию Смоленской губернии Российской Империи.

ГЛАВА 1

В маленькой двухкомнатной квартире, доставшейся мне от покойной бабули, я всегда чувствовал себя уютно, хотя обстановка в ней была совсем не современной. Роскошь - только книги и мощный комп, правда, в весьма оригинальном исполнении.

Вот захотелось сохранить всю обстановку, как память о близком мне человеке. Она первой заговорила со мной как с взрослым и была самым любимым тираном в мире.

Она и была необычной. Труженица и аскет, строгая и педантичная учительница немецкого языка, вдова однолюбка, мудрейшая женщина и мой настоящий друг с молодой хулиганской душой.

После ремонта книги вернулись на свои места, мебель была отреставрирована или заменена однотипной. Даже новый комп оказался в старом корпусе классической машины IBM PC 5150. Это была далеко не первая переустановка электронной начинки неудобного, старинного корпуса, но мы упорно не хотели его менять.

Каким путем сей аппарат оказался у бабули в середине восьмидесятых один Господь ведает, но она до конца своей жизни настукивала студенческие курсовые и переводы на его клавиатуре. С тех пор он и стал неизменной частью интерьера комнаты.

Гнетущее настроение последних недель уходило, постепенно уступая место веселой и злой уверенности. Подсознательно решение уже было принято, осталось лишь оформить его в мыслях.

И вот достается белоснежная скатерть. Ужин дополнен блеском хрусталя и столового серебра сервировки, выставлено, как дань традиции, любимое 'Токайское' и зажжены свечи.

Ужин в комнате, а потом долгий разговор под вино и сигареты. Удивлены? Но это не все. За ужином беседа двух равных, десятилетнего пацана и шестидесятилетней, мудрой женщины. При этом соблюдались все пра

Источник

В старинном английском поместье Букшоу обитают последние представители аристократического рода — эксцентричный полковник де Люс и три его дочери. Летом 1950 года тягучее болото сельской жизни нарушают невероятные события: убийство незнакомца и арест полковника. Пока старшие дочери, как положено хорошо воспитанным английским леди, рыдают в платочки, младшая, одиннадцатилетняя Флавия, в восторге: наконец-то в ее жизни что-то произошло! Аналитический склад ума, страсть к химии и особенно к ядам помогут ей разобраться в этом головоломном деле, на котором сломали зубы местные полицейские.

Флавия приступает к поискам, которые приведут ее ни больше ни меньше, как к королю Англии собственной персоной. В одном она уверена: отец невиновен — наоборот, он защищает своих дочерей от чего-то ужасного…

В чулане было темно, хоть глаз выколи. Они втолкнули меня внутрь и заперли дверь. Я тяжело дышала, отчаянно пытаясь успокоиться. Считала до десяти на каждом вдохе и до восьми, медленно выдыхая во мрак. К счастью, они не настолько глубоко засунули кляп мне в рот, чтобы я не могла дышать, и я раз за разом втягивала в себя застоявшийся, пахнущий плесенью воздух.

Я попыталась подцепить ногтями шелковый шарф, которым мне связали руки за спиной, но, поскольку все время обгрызала их до мяса, у меня ничего не получилось. Мне здорово повезло, что я сообразила сжать кончики пальцев, сделав арку, чтобы пошире расставить ладони, когда они затягивали узлы.

Сейчас я повертела запястьями, сильно прижимая их друг к другу, пока не ощутила легкий зазор, большими пальцами стянула шелк, чтобы узлы оказались между ладонями, а потом между пальцами. Если бы у них хватило ума связать мне большие пальцы, у меня не было бы шансов. Что за идиотки!

Теперь дверь. Но сначала, дабы убедиться, что они не притаились за ней в ожидании, я присела на корточки и изучила в замочную скв

Источник

Better Call Saul 3 сезон /becasa/

Аноним 20/04/17 Чтв 21:38:53 #1 №1810222

Проходим собеседование, ведем слежку, засылаем казачков в заведение быстрого питания и пишем 100 завещаний. Радостно встречаем хлебом солью, острыми крылышками и огуречной водой наших старых друзей - Франческу, Густаво и Виктора если кто-то не заметил его постное ебало под звуки рэпчика,

Заметил небось, кто-то передал ему тайный знак или типа того. Или Гус сам заметил и не стал подходить и забирать рюкзак. Как-то так.

редкостное, кстати, говно этот синабон. жирнющее тесто, приторно сладкий вкус у этих булок. честное слово, как говна пожрал. А глазурь с них так во все стороны растекается, что засрешь всю верхнюю одежду хуже, чем если захаваешь шаверму в самом стремном притоне СПб

сол стал тннщиком. помнишь, как он мыл мозги уолту на тему того, что надо просто купить блядь из тайланда или чехии, а не мучаться с нашей любимой и святой онажематерью-скайлер,? а в приквеле вам бегает за ким.

Мне кажется что он все таки передал что нужно, просто Джимми не следил за тем что сделал Гусь, никто не обращает внимание на прислугу.

да уж, конечно, после того, как джимми головой залез в мусорку гусу надо было очень постараться, чтобы не заметить чего-то подозрительного

Пережидает бурю короче, изредка фапая на свое видео. Почему он не съебал в Мексику или Гавайи или на Украину большой кстати вопрос, ведь у него была куча отмытого бабла.

Мой анус на то, что Винсгений её рано или поздно умертвит руками какого-нибудь Гуса или ещё неизвестного нам персонажа в ходе какой-нибудь закрученной многоходовочки, которая будет являться завершающим звеном перехода от мамкиного братишкинового пытающегося быть честным юриста Джимми к законченному цинику и трикстеру Солу.

сколько весит щенок в 3 месяца джек
Щенок лабрадора в один месяц должен весить 3,4 – 3,8 кг, к двум – 7 - 8 кг, на третьем месяце – уже 12-14, к четвертому – 17-19, на пятом – 21-22, а в полгода - 24-26, и в 10 мес. – 30 – 36 и на этом фактически рост прекращается. Взрослое живот

Как Чаку удалось провернуть, так чтобы бугурт джимми произошел при Хогварде? Или Это про

Источник

Из цикла повестей «Зов полярных широт» редакция «Роман-газеты» выбрала для публикации заключительную – «За тех, кто в дрейфе!».

Сознавая правомерность такого выбора, автор в то же бремя оказывается перед необходимостью дать читателю некоторые пояснения.

Три повести цикла – «В ловушке», «Трудно отпускает Антарктида» и «За тех, кто в дрейфе!» (изд-во «Советский писатель», М., 1978) связаны между собой общими действующими лицами и логически продолжают одна другую: действие первых двух повестей развертывается в Антарктиде, действие заключительной – в Арктике, на дрейфующей станции «Северный полюс»: ко времени дрейфа на Льдине многое меняется в судьбе моих персонажей. Следовательно, немало событий и нюансов, важных для понимания их характеров, остается вне поля зрения читателя «Роман-газеты.

Однако, прежде чем коротко рассказать о содержании первых двух повестей цикла, воспользуюсь случаем и поделюсь некоторыми соображениями о людях, осваивающих полярные широты, о людях, которых почти никто не знает, кроме друзей и товарищей по работе.

Вот Василий Сидоров, начальник станции Восток и многих зимовок, в том числе дрейфующих станций «Северный полюс». Не счесть, сколько раз рисковал он своей жизнью, сколько испытал. Именно с ним и его товарищами произошел случай, который лег в основу повести « В ловушке».

Или Владислав Гербович, начальник антарктических экспедиций, человек огромного мужества и несгибаемой воли. Повесть «Трудно отпускает Антарктида» – о нем.

Или Алексей Федорович Трешников, «доктор наук в унтах и полушубке», как мы его называли, вся жизнь которого – цепь подвигов. Сколько раз он рисковал жизнью, сколько раз выручал друзей! А несколько лет назад Трешников, ныне член-корреспондент Академии наук СССР, блестяще осуществил операцию по спасению из ледового плена дизель-электрохода «Обь».

если собака застудила мочевой пузырь лечение
щенок мастинца 5 месяцев. когда папа его гладит он писается, и еще когда его оставляют на минут 10 потом приходишь бегает от радости и писается по всему дому. Когда наказываешь щенка он опять за свое. Что с ним щенком, непо

Или другой мой товарищ, Влади

Источник

Стеклач В. С79 Алеш и его друзья: Повесть / Пер. с чешек. Ил. Граковой; Худ. В. Юдин. — М.: Дет. лит., 1990.-237 с.: ил. ISBN 5-08-001391-5 Веселая повесть о том, как ребята-шестиклассники выбирали вожака своей компании. ББК 84.4Че С79 Vojtech Steklac Ales a spol «Albatros», 1985 Перевод с чешского Ил. Граковой Художник В. Юдин © Ил. Гракова, 1990 Перевод на русский язык. © В. Юдин, 1990 Иллюстрации. ISBN 5—08—001391—5

Мы родом из Голешовице. Этот район в Праге протянулся от парка Стромовка и парка культуры до самого Бубенского вокзала. Со стороны Затор, где находится крупнопанельный завод, и острова Штванице, на котором расположен старый зимний стадион, наш район омывает Влтава.

Но Ченде, Миреку, Алешу и особенно мне известно, что, не будь школы, не было бы и неприятностей, в которых мы, может, иной раз и виноваты, но ведь не мы же их создаем. Другое дело, когда будем взрослыми, а до той поры нам не остается ничего иного, как страдать, сплошь да рядом несправедливо. К счастью, мы четверо не каждый сам по себе, мы коллектив, а в коллективе страдать приятнее. Мы можем поддержать друг друга и сравнить силу родительских подзатыльников, потому что у наших родителей, за исключением Алешевой бабушки, нет педагогического образования.

У бабушки педагогического образования, правда, тоже нет, но она никогда не отвешивает Алешу подзатыльники, она считает, что должна быть с ним ласкова, — он ведь сирота.

И мы к Алешу хорошо относимся, но когда он начинает задираться, тоже его лупим. А в остальном мы добрые друзья и очень справедливые, хотя у нас и есть различные недостатки. Алеш, например, толстый, Ченда, хоть он и самый маленький из нас, задавака, а Мирек всеми правдами и неправдами норовит нами командовать.

У меня недостатков нет, я просто невезучий. Я люблю поговорить, а это в школе наказывается, и, к сожалению, вовсе не так, как в спорте.

Источник